А. Эйнштейн «Замечания о теории познания Бертрана Рассела»

Книги Б. Рассела привлекали внимание читателей новизной своих идей: «Философия, как я буду понимать это слово, является чем-то промежуточным между теологией и наукой. … Но между теологией и наукой имеется Ничейная Земля, открытая для атак с обеих сторон; эта Ничейная Земля и есть философия.»
«…. я утверждаю, что открыты методы, с помощью которых мы можем (как в науке) последовательно приближаться к истине, причем каждая новая стадия возникнет в результате усовершенствования, а не отвергания предыдущей.»

Б. Рассел сверг философию с пьедестала «науки всех наук», и, в его понимании, философия должна была стать «ничейной землей» для поиска научных истин. Помимо этого Рассел заявил об открытие якобы новых логических методов, благодаря которым можно добиться максимальных успехов в науке. Однако он лишь пытался построить подобную систему «логического анализа», но в реальности, Б. Рассел, как и многие, так и не смог объяснить, что же подразумевается под термином «логика», благодаря чему «научное мышление» должно было стать более научным и продуктивным.

Дружеские отношения связывали Рассела и Эйнштейна долгие годы, тем не менее они всегда были открыты для критики и следовали древнему принципу: «Сократ мне друг, но истина дороже». Поэтому, когда Эйнштейна попросили прокомментировать научные исследования Рассела, оказалось, что он не только знал книги и философскую проблематику, но и изложил свои критические замечания «логического анализа» Рассела, что говорило о внимании и интересе Эйнштейна к эпистемологии. Рассел пытался построить строгую систему «логического анализа», благодаря которой «научное мышление» должно было стать более научным и продуктивным, однако, согласно критики Эйнштейна, «научное мышление» – это «игры мышления», пытающегося строить системы, включая и логические. Поэтому не логика, а «игры мышления» являются наиболее эффективным методом «научного мышления», вместо всевозможных попыток создания «логической системы» или «теории познания», исходя из рассуждений Эйнштейна.

А. Рябченко

 
Когда редактор этого издания обратился ко мне с просьбой написать что-нибудь о Бертране Расселе, мое восхищение этим ученым и уважение к нему заставили меня сразу же согласиться. Много счастливых часов я провел за чтением трудов Бертрана Рассела. Я не могу сказать этого ни о ком другом из современных ученых, за исключением Торстейна Веблена. Однако вскоре я обнаружил, что дать обещание легче, чем его выполнить. Я обещал сказать что-нибудь о Расселе как философе и ученом, занимающемся теорией познания. Самоуверенно взяв на себя эту задачу, я вскоре, однако, осознал, в какую скользкую область пришлось мне вступить, не обладая к тому же никаким опытом, ибо до сих пор я предусмотрительно ограничивал свою деятельность областью физики. В наше время физик вынужден заниматься философскими проблемами в гораздо большей степени, чем это приходилось делать физикам предыдущих поколений. К этому физиков вынуждают трудности их собственной науки. Хотя в этой статье я не буду останавливаться на этих трудностях, именно размышления над ними в гораздо большей степени, чем что-либо еще, заставили меня встать на ту точку зрения, которая будет кратко изложена в настоящей работе. Читать далее

Рубрика: Эпистемология | Комментарии отключены

С. Голдберг «Молчание Пуанкаре и теория относительности Эйнштейна»*

Эта статья С. Голдберга кажется странной и весьма необычной для своего времени на фоне всех остальных статей опубликованных в СССР, в которых восхвалялась гениальность А. Эйнштейна и преднамеренно замалчивались роль и значение работ Пуанкаре при создании Теории Относительности. В отличии от мнения большинства авторов в СССР по истории физики, С. Голдберг, изучая разные работы А. Пуанкаре и А. Эйнштейна, пришел к противоположному выводу, что «Специальная теория относительности» Эйнштейна должна была казаться требовательному Пуанкаре попросту тривиальной, с явными противоречиями, упрощениями и упущениями, из-за которых она не могла рассматриваться в качестве «хорошей теории» заслуживающей внимание Пуанкаре. Можно лишь гадать, как могла попасть в Эйнштейновский сборник эта статья С. Голдберга в то время, когда в СССР имя Эйнштейна и его теории находились уже под идеологическим запретом для критики, так как стали считаться частью философии диалектического материализма, в виде официального учения о пространстве и времени.

А. Рябченко

 
Роль теории и эксперимента в физике Пуанкаре

Введение

Документы свидетельствуют [1], что Анри Пуанкаре никогда не высказывался публично по поводу специальной теории относительности (СТО). Так как большинство материалов личного архива Пуанкаре недоступно, его отношение к работам Эйнштейна и его молчание по этому поводу остаются довольно загадочными. Почти наверняка Пуанкаре был знаком с работами Эйнштейна по СТО.

Во-первых, он очень хорошо владел немецким языком; он обучился ему еще юношей, когда в 1870 г. его родной город Нанси был оккупирован немцами [2]. Во-вторых, ему часто приходилось докладывать членам Academie des Sciences о новых работах по электродинамике, выполненных в Германии [3]. В высшей степени невероятно, что он не заметил резюме первой работы Эйнштейна по СТО [4] или последующих статей Эйнштейна по тому же вопросу, в особенности же тех из них, которые были переведены на французский язык: ведь все эти статьи попадали прямо в области его собственных интересов в теоретической физике [5].

В предыдущей статье [6] я высказал мнение, отличное от мнения многих специалистов, о том, что Пуанкаре не только не предвосхитил Эйнштейна в развитии СТО, но что фактически Пуанкаре был вовсе не заинтересован в развитии теории относительности; его помыслы были направлены на развитие электронной теории материи и излучения. В настоящей статье я намерен углубить и обосновать эти утверждения, предложив возможное объяснение молчанию Пуанкаре но поводу работ Эйнштейна. С этой целью я хочу проанализировать три основных требования, которые Пуанкаре предъявил к любой «добротной» научной теории: простоту, гибкость и естественность. Читать далее

Рубрика: Чему нас учит история науки? | Комментарии отключены

А.А. Максимов «Марксистский философский материализм и современная физика»

«Умное лицо — это ещё не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.» – цитата из фильма «Тот самый Мюнхгаузен»

Историческая борьба с идеализмом в физике имеет много общего с жанром трагикомедии. Противоборствующие группировки физиков пытались убедительно доказать, что только они являются более правильными, по-настоящему идейными и последовательными сторонниками диалектического материализма, обвиняя друг друга в физическом идеализме. В то время это был не просто академический спор, а схватка за дальнейшее существование в науке – в этом заключалась трагедия.

Комедия заключалось в том, что все вовлеченные в этот конфликт стороны критиковали друг друга на основе диалектического материализма и не осознавали, что результат этой теоретической войны за «физический реализм» в науке, вооружившись идеалистической теорией познания, может быть только один – победит абсурд!

В этой статье Максимов воюет за «абсолютные истины» в физике, которые, по его мнению, являются «следствием опреде­лённого способа измерения прост­ранства и времени при посредстве избранных эталонов»…, «и возводить в философские постулаты частные математические соотношения незакономерно, непра­вильно», что кажется вполне приемлемым для физики. Но он молчит о константности скорости света в физике, что говорит о том, что это является для него «абсолютной истиной в физике».

Сторонники теории относительности Эйнштейна, противники Максимова, указывали на то, что эти эталоны в физике зависят от целого ряда физических явлений, которые могут повлиять на размеры эталонного метра или скорость хода часов, что тоже является правильным. Но (!!!), в таком случае, и скорость света измеренная такими «эталонами» не должна быть постоянной, не должна быть константной!

Поэтому самое комичное в этих дискуссиях о «физическом идеализме» заключается в том, что для обеих воюющих сторон константность скорости света оказалась неким священным физическим явлением, на которое они молятся, как на единственно реальный эталон в физике, с точки зрения диалектического материализма!

А. Рябченко

 
(«Вопросы философии», № 3, 1948 г., с.105-124)

Конец XIX—начало XX века озна­меновались революцией в естество­знании, особенно в физике. Были от­крыты радиоактивность, разложи­мость атома, доказаны были сущест­вование электрона и изменчивость его массы с изменением скоро­сти. П. Лебедевым было доказано существование светового давления. Возникло учение о строении атома, показавшее, что атом состоит из по­ложительно заряжённой централь­ной части — ядра — и обращающих­ся вокруг ядра электронов.

Эти открытия вызвали ломку ста­рых воззрений. Прежде естествоис­пытатели рассматривали атом и его массу неизменными. Они имели дело лишь с механической, тепловой и электрической формами энергии. Те­перь обнаружилась новая форма энергии — внутриатомная, источник которой сначала оставался для естествоиспытателей неизвестным.

Эти открытия и ломка старых тео­рий происходили в условиях, когда капиталистическое общество всту­пило в эпоху империализма, в эпоху загнивания, распада капиталистических общественных отношений, ког­да пролетариат созрел для завоева­ния власти и свершения социалисти­ческой революции. Читать далее

Рубрика: Чему нас учит история науки? | Комментарии отключены

О теории познания диалектического материализма

Очень сложно говорить на религиозные темы, однако, пожалуй, еще сложнее объяснить новому поколению, как в прошлом одно или другое направление в философии получало общественное признание, иногда превращаясь в основу для создания государства, исходя из этой теории. Одной из таких теорий является Ленинская «теория отражения», которая стала основой в построении государства на «естественнонаучной» основе, как считали основоположники диалектического материализма. Поэтому в этом разделе необходимо рассказать, что предлагалось читать и изучать в СССР, начиная с 1936 года широкому кругу читателей и всем научным работникам:

 
ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ КОМАКАДЕМИИ ПРИ ЦИК СССР
Т. ПАВЛОВ (П. ДОСЕВ)
ТЕОРИЯ ОТРАЖЕНИЯ
ОЧЕРКИ ПО ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА

ГОСУДАРСТВЕННОЕ
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКВА — ЛЕНИНГРАД — 1936

Книга т. Досева представляет собой исследовательскую монографию, посвященную анализу марксистско-ленинской теории отражения. Наряду с положительной трактовкой вопроса автор дает развернутую критику теории познания буржуазной философии, критику механицизма и меньшевиствующего идеализма Для обоснования принципов марксистско-ленинской теории отражения автор привлекает материал из ряда областей новейших научных данных (ионная теория возбуждения, рефлексология, яфетидология и т. д.). Книга рассчитана на квалифицированный круг читателей: аспирантов, научных работников, студентов, преподавателей. Читать далее

Рубрика: Эпистемология | Комментарии отключены

А. Эйнштейн «Почему социализм?» (1949 г.)

Статья Эйнштейна – «Почему социализм?», была подготовлена им по просьбе Пола Суизи, основателя и главного редактора журнала «Monthly Review», для первого номера этого журнала в 1949 г., но впервые была опубликована в СССР только в 1989 г. в журнале «Коммунист», № 17, с.96.
Как и многие деятели науки, наблюдавшие за успехами социалистических стран со стороны, Эйнштейн являлся сторонником демократических и левых взглядов на протяжение всей своей жизни. После первого использования ядерного оружия в 1945 году он стал участником движения за мир, и вместе с группой ученых подписал антивоенное воззвание, получившее наименование «Манифест Рассела – Эйнштейна», написанное группой известных учёных в 1955 году. Оно положило начало Пагуошскому движению учёных, выступающих за мир, за разоружение, международную безопасность, за предотвращение мировой ядерной войны и научное сотрудничество.
Изложенные в этой небольшой статье мысли Эйнштейна по социально-экономическим проблемам развития общества остаются актуальны и по настоящее время.

А. Рябченко

 
Стоит ли излагать свои взгляды по такому вопросу, как «социализм», человеку, не являющемуся специалистом, ни в экономической, ни в социальной областях? Я полагаю, что по ряду причин стоит.

Давайте в первую очередь рассмотрим этот вопрос с точки зрения научного знания. Может показаться, что нет существенных методологических различий между астрономией и экономикой: ученые в обеих сферах пытаются открыть законы, общеприменимые к определенным группам явлений, с тем чтобы сделать взаимосвязь этих явлений как можно более понятной. Но в действительности такие методологические различия существуют. Открытие общих законов в области экономики затруднено тем обстоятельством, что на наблюдаемые экономические явления часто влияет множество факторов, которые весьма трудно оценивать по отдельности. Кроме того, опыт, накопленный с начала так называемого цивилизованного периода человеческой истории, как известно, подвергался и подвергается серьезным влияниям и ограничениям не только экономического характера. Например, большинство великих держав в истории обязаны своим существованием завоеваниям. Народы-завоеватели утверждали себя юридически и экономически как привилегированный класс завоеванной страны. Они захватывали монопольное право владеть землей, назначали священнослужителей из своей среды. Священники, контролируя образование, превратили классовое деление общества в постоянный институт, создали систему ценностей, которой люди с тех пор, в основном неосознанно, руководствуются в своем социальном поведении. Но историческая традиция, так сказать, дело вчерашнего дня; нигде мы по-настоящему не преодолели то, что Т. Веблен[1] называет «грабительской фазой» развития человечества. Некоторые экономические факты, которые мы наблюдаем, относятся к этой фазе, и даже законы, которые мы можем вывести из них, не применимы ни к одной другой фазе. Поскольку действительная цель социализма состоит именно в том, чтобы преодолеть «грабительскую фазу» в развитии человечества и пойти вперед, экономическая наука в ее нынешнем состоянии может пролить лишь очень незначительный свет на социалистическое общество будущего. Читать далее

Рубрика: Чему нас учит история науки? | Комментарии отключены

Мозг Великий обманщик. Как мозг нас обманывает. Лекция Т. В. Черниговской

Татьяна Владимировна Черниговская, Доктор наук по физиологии и теории языка, член-корреспондент РАО, Заслуженный деятель Высшего образования и Заслуженный деятель науки РФ, профессор кафедры общего языкознания СПбГУ, заведующая лабораторией когнитивных исследований и кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ.
Видеозапись лекции 3.06.2017

Рубрика: Познавательное видео | Комментарии отключены